Интервью
18:27, 04 июль 2021
174
0

Рустам Ачмиз: "Мы привлекаем к работе молодежь и готовы ее обучать и поддерживать"

После окончания колледжа искусств Рустам Ачмиз мечтал поступить в театральный вуз. Год готовился к вступительным испытаниям и работал актером, а в перерывах между выходами на сцену монтировал декорации в Пушкинском драмтеатре. Его мечта учиться у ведущих мастеров театрального искусства сбылась. Он окончил Краснодарский государственный университет культуры, а затем учился у самого Константина Райкина. Сегодня Рустам Ачмиз является начальником Управления культуры Тахтамукайского района, режиссером, актером театра и кино, основателем и идейным вдохновителем Драматического молодежного театра им.М.Ахеджакова. О том, как все это удается совмещать, он рассказал в интервью «СА».
Рустам Ачмиз: "Мы привлекаем к работе молодежь и готовы ее обучать и поддерживать"
admin
Фото: ranews.online
После окончания колледжа искусств Рустам Ачмиз мечтал поступить в театральный вуз. Год готовился к вступительным испытаниям и работал актером, а в перерывах между выходами на сцену монтировал декорации в Пушкинском драмтеатре. Его мечта учиться у ведущих мастеров театрального искусства сбылась. Он окончил Краснодарский государственный университет культуры, а затем учился у самого Константина Райкина. Сегодня Рустам Ачмиз является начальником Управления культуры Тахтамукайского района, режиссером, актером театра и кино, основателем и идейным вдохновителем Драматического молодежного театра им.М.Ахеджакова. О том, как все это удается совмещать, он рассказал в интервью «СА».

— Почему выбрали профессию режиссера? Вы из творческой семьи?
— Нет, в семье никто не связан с культурой. На выбор профессии повлияла тетя — педагог колледжа искусств, выпускница Российского государственного института сценических искусств в Санкт-Петербурге Сара Халидовна Ачмиз. Она предложила поступить на отделение актерского мастерства, потому что видела мой интерес к искусству: в школьные годы я активно принимал участие в различных мероприятиях. На последних курсах колледжа стал пробовать себя в роли режиссера, ставил небольшие отрывки пьес, к игре в которых привлекал однокурсников. Когда оканчивал колледж, то четко знал, что хочу получить высшее режиссерское образование.
— Вы окончили Высшую школу сценических искусств Константина Райкина, преодолели серьезную конкуренцию на вступительных испытаниях. Расскажите, как это было?
— После окончания факультета режиссуры Краснодарского государственного университета культуры я целый год находился в поисках себя. Думал открыть собственное дело. Но потом понял, что не представляю жизни без сцены. Вновь устроился в Русский драматический театр им.А.Пушкина и стал преподавать в Адыгейском республиканском колледже искусств им.У.Тха­бисимова. В том же году в интернете мне попалось объявление о наборе в Театральную школу Райкина. Подал заявку, но не был уверен, что поступлю. Даже с тетей поспорил — она утверждала, что меня возьмут, а я не верил. Съездил на собеседование и вернулся домой без ответа. А спустя какое-то время мне позвонили и попросили выйти еще на одно собеседование с профессором и руководителем курса, известнейшим российским режиссером Камой Гинкасом. В первые минуты я растерялся. Понимал все, о чем он меня спрашивает, но ответы будто вылетели из головы. Кама Миронович в процессе разговора сумел сделать так, что мне удалось собраться и продемонстрировать свои знания. После этого разговора понял, в чем заключается работа режиссера — «вытащить» из актера все, на что он способен, позволить раскрыть ему свои таланты.

Со своим мастер-классом и моноспектаклем к нам приехал Константин Аркадьевич. Когда вез его в районный Дом культуры, он признался, что впервые будет выступать на аульской сцене. С тех пор между нашим драмтеатром и народным артистом РФ тесная дружба.

До сих пор помню, какая атмосфера царила у нас в аудитории перед началом первого занятия. Всего за несколько часов педагог уже смог показать свои навыки. Он доводил до такого напряжения, что аж дыхание перехватывало, а затем с помощью тогда неведомых мне приемов разряжал обстановку, и мы выдыхали. На таком драйве прошли все три года обучения.
— Как появилась идея создать молодежный театр в Адыгее?
— Эта идея родилась еще в годы учебы в краснодарском вузе. Хотелось сделать нечто, не похожее ни на какие другие театры — мне всегда нравился пластический театр. Его основные особенности — эмоциональная выразительность, стилизованное движение и чаще всего — отказ от использования голоса. Уверен, что к этой задумке мы обратимся в будущем. Когда учился в Москве, то как-то раз спросил Константина Райкина, приедет ли он к нам в республику, если я открою театр. Он сказал — да и сдержал свое слово. В конце 2018 года благодаря поддержке главы Тахтамукайского района Азмета Схаляхо театр получил путевку в жизнь. А год спустя со своим мастер-классом и моноспектаклем к нам приехал Константин Аркадьевич. Когда вез его в районный Дом культуры, он признался, что впервые будет выступать на аульской сцене. С тех пор между нашим драмтеатром и народным артистом РФ тесная дружба. Буквально на днях наша труппа вернулась из Москвы, где провела неделю. Актеры посещали спектакли «Сатирикона», худруком которого является Райкин, и других театров, мастер-классы Константина Аркадьевича и еще нескольких педагогов Высшей школы сценических искусств. Мы заключили договор, что Райкин проведет творческую лабораторию, в рамках которой под его наставничеством драмтеатр поставит спектакль. Он войдет в постоянный репертуар ДМТ.
Рустам Ачмиз: "Мы привлекаем к работе молодежь и готовы ее обучать и поддерживать"

— Что представляет собой Драматический молодежный театр?
— Труппа состоит из восьми человек. Несколько ребят — мои бывшие студенты, которые из Майкопа переехали жить в район. Не у всех есть профессиональное образование, но они обладают одним важным качеством — большим желанием состояться в творческой профессии. Самым трудным показался первый год работы. Передо мной стояла задача сделать коллектив единым организмом. Мы не брались за серьезные произведения, весь год работали над детскими сказками. Вместе с актерами вернулся в студенческое время. Каждый наш день начинался с новой главы одной из книг Станиславского, к его трудам мы обращаемся и сейчас. Актеру необходимо постоянно работать над собой. А кроме того, нельзя надолго оставлять труппу вариться в собственном соку. Необходимо регулярно выезжать, смотреть на работу других театров и в поездках анализировать, в правильном ли направлении мы движемся.
Сегодня театр существует без технического цеха, художника по костюмам и монтировщика сцены. Мы молоды и находимся в начале творческого пути, пока делаем все сами, а в будущем планируем расширение.

— В мае этого года ДМТ представил премьеру спектакля «Я еще не хочу умирать», рассказывающего о блокадном Ленинграде…
— Спектакль поставлен по мотивам произведений Людмилы Никольской «Должна остаться живой» и Олега Шестинского «Блокадные новеллы». Мы работали над ним с прошлого года, но из-за ограничений в связи с пандемией не смогли показать раньше. Это история о маленьких жителях Ленинграда, которым пришлось пройти через все тяготы военного времени: голод, холод, гибель родных. Это первая серьезная работа для актеров. Считаю, что они полностью справились со своей задачей. Не люблю слово «играть» — они прожили свою роль на сцене. 30 июня мы покажем постановку в Госфилармонии РА в 19.00. А осенью начнем работать над комедией на адыгейском языке по пьесе Аскера Евтыха «Ася».
— Как вы успеваете совмещать управленческую деятельность и творческую? И что вам ближе?
— Друзья и родные часто обижаются, что редко вижусь с ними. Все время на работе или в поездках. Совмещать получается, но это далеко не просто. Творческая деятельность — близка по духу, а руководящая должность начальника Управления культурой района — большой и интересный опыт. Целый день посвящаю административной работе, а вечером остаюсь, чтобы подготовить какое-либо мероприятие и использовать уже свои режиссерские навыки. Если трудимся над крупным проектом, то можем с коллегами провести на работе и всю ночь. В сфере культуры важно гореть своим делом, ведь мы создаем праздник для людей, отвечаем за настроение и приобщаем к искусству. На работу привлекаю молодых ребят, независимо от наличия образования, мы готовы им помогать и обучать, главное — их большое желание. Для меня важно, чтобы рядом были единомышленники.
— Какие творческие проекты реализовываете в Тахтамукайском районе?
— К масштабным проектам относятся межрегиональные фестивали «Дышъэ тандж» и «Адыгэ шъау» (он проводится в честь Хазрета Меджидовича Совмена). Эти фестивали существуют много лет подряд и давно полюбились участникам. Из новых — большой ЭтноПроект «Адыги». Он включает в себя танцы и песни, показ национальной одежды молодых модельеров республики. ЭтноПроект мы показывали в соседних регионах, в Москве и за границей. Несколько лет назад создали фестиваль адыгской культуры «Адыги», который проводится на базе ТЦ «Мега-Адыгея». Мероприятие посвящено народной культуре, традициям и ремеслам и ежегодно собирает порядка 600 участников и более 50 тыс. зрителей. Недавно телеканал «Мир» снимал адыгскую свадьбу в ауле Псейтук. Постановкой праздника полностью занимались учреждения культуры района.
— Вы еще и снимаетесь. Наверняка есть большая разница между работой в кино и в театре?
— Безусловно. В театре все происходит в реальном времени, и у тебя нет права на ошибку, а в кино всегда можно снять новый дубль. Еще со студенческих лет часто снимался в короткометражках и рекламах. Самый большой проект, в котором участвовал, — сериал «Крепость Бадабер», снятый для Первого канала. В проект попал на эпизодическую роль, но после первой смены съемок режиссер пригласил на полноценную роль второго плана. До этого снимался в двух сериях «Морских дьяволов». Работал с адыгским режиссером Аскарбием Нагаплевым в его документальном фильме «Черкешенка». Два предыдущих года были настолько загружены, что времени на кино, которое для меня является хобби, не оставалось. А в этом году участвую в двух проектах. В комедии для ТНТ «Зог» играю гаишника. В сериале НТВ «Дельфин» у меня роль местного авторитета Феди.
— Гаишник и преступник — противоположные амплуа. На какую роль вы точно бы не согласились?
— Отказываюсь от предложения, если мой герой по сценарию использует нецензурную лексику, а также если есть откровенные сцены. Работа в кино дала мне много технических знаний, например, по монтажу и раскадровке, которые активно использую в работе. В ближайшее время с театром планируем создавать короткометражки.
— У вас, как у режиссера, наверняка есть спектакль, который вы мечтаете поставить больше других?
— Это спектакль «…А зори здесь тихие». С детских лет люблю этот фильм, и все увиденные постановки по этому произведению невольно сравниваю с ним. Точно знаю, как буду работать над спектаклем, какой режиссерский ход применю и чего делать не стану. Еще одна мечта — «Макбет» по Уилья­му Шекспиру. Но это в более долгосрочной перспективе.
Анонс
В Госфилармонии Адыгеи 30 июня в 19.00 состоится показ спектакля «Я еще не хочу умирать» Драматического молодежного театра им.М.Ахеджакова.
Новые театральные работы осуществляются в рамках федерального проекта «Культура малой Родины» по направлению «Театры — детям» партии «Единая Россия».
Действующие лица: Наталья Васильевна — Зарина Даутова, Таня — Асиет Хуаж, Шурка — Латмир Берзегов, Юра — Адам Шефруков, Аркадий Константинович — Артур Набоков, Маня — Сусанна Тхаркахова, солдаты — Адам Кубов, Рустам Шалов, Артур Набоков, Адам Шефруков.
Режиссер-постановщик — заслуженный деятель искусств РА Рустам Ачмиз, художественный руководитель — Адам Кубов, художник по костюмам — Ирина Антипина. Источник: Газета Советская Адыгея
Ctrl
Enter
Заметили ошЫбку
Выделите текст и нажмите Ctrl+Enter
Обсудить (0)
Другие материалы рубрики:
Адыгейское региональное отделение партии «Единая Россия» отправило 10 тонн воды для военных на Донбассе
Адыгейское региональное отделение партии «Единая Россия» отправило 10 тонн воды для военных на Донбассе
Из Адыгеи уже отправлено более 74 тонн гуманитарной помощи...
Политика
318
0